ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ ГОФМАН - ЧАРОДЕЙ ИЗ ПРУССИИ. Ч.I


Э.Т.А.Гофман. 1776 - 1822. 
Худ.Ж.С.Дюпон. 1840. Гравюра на стали Пеле.



"Вы никогда не должны прекращать жить, 
пока не умрете, что с некоторыми случается, 
и вещь эта прескверная".
.
Э.Т.А.Гофман.



ПРЕДИСЛОВИЕ, ИЛИ
ПОСВЯЩЕНИЕ Э.Т.А.ГОФМАНУ

Эрнст Теодор Амадей Гофман.. Давным-давно проживший свою жизнь на Земле, он знаком, кажется, каждому из нас. Ну, если не именем, то наверняка какой-нибудь из своих сказок или ее героем.

Разве кто-нибудь не слышал о Щелкунчике - забавной кукле для колки орехов, подаренной на Рождество девочке Мари, оказавшемся в действительности храбрым принцем; или о прекрасной загадочной Коппелии - девушке с эмалевыми глазами, - бывшей на самом деле куклой; крошке Цахесе по прозванию Циннобер - несчастном уродце, которого все окружающие принимали за замечательного и достойнейшего из людей?

Каждый из героев Гофмана не то, чем кажется на первый взгляд. Не является исключением и сам создатель этих фантастических образов. Он не то, чем казался на первый взгляд.

За свою весьма недлинную жизнь в 46 лет Гофман был юристом, писателем, композитором, музыкальным критиком, капельмейстером, графиком, карикатуристом... Судьба заставила его зарабатывать на жизнь юриспруденцией, сам себя он считал музыкантом, а для потомков остался Великим Сказочником, чьи произведения странны, фантасмагоричны, похожи на сновидения, а то и на галлюцинации - и все-таки парадоксальным образом необычайно реалистичны.

Гофман, как и его знаменитые современники Гете, Тик, Шамиссо, Фуке, жил на стыке двух эпох. Родившись в Кенигсберге, когда Пруссией правил Фридрих II, прозванный в народе "Старым Фрицем", он учился в Кенигсбергском университете, "Альбертине", где читал свои лекции великий Иммануил Кант, жил среди поляков, пережил французскую оккупацию, видел своими глазами Наполеона... и сумел в своих произведениях отобразить сложную, противоречивую действительность, окружавшую его.

Впрочем, его сказочные истории, которым более двухсот лет, ничуть не устарели. Приглядитесь - Гофман вокруг нас. Его герои встречаются на каждом шагу, подмигивают нам из-за каждого угла. Все его фантасмагории - и про нашу жизнь тоже. Этот великий маг и чародей из Кенигсберга в своих странных завораживающих сказках сумел остаться великим реалистом...

Он прожил сложную и трудную жизнь. Несмотря на блестящее знание юриспруденции, советник юстиции Гофман практически не делал служебной карьеры, получая назначения и должности во многом благодаря хлопотам родственников и друзей. Такое решение было принято им осознанно: всю свою жизнь он пытался стать КЕМ-ТО, всего себя отдавая главной любви в своей жизни - музыке, и взяв за образец недосягаемую величину в музыкальном мире - Моцарта.


Худ. Theodor Matthias von Holst. 1820
Портрет Э.Т.А.Гофмана. Рисунок.

****************
Обладавший невзрачной внешностью, "маленького роста, хрупкого телосложения, с бледным цветом лица, постоянно страдавший от болей в желудке и мигреней...", самый преданный "друг вина", много и часто влюблявшийся невпопад, Гофман всю жизнь боролся с обыкновенностью в себе самом. Борьба была тяжелой, героической, каждодневной и - закончилась полной победой человеческого духа над обстоятельствами жизни, серой обыденностью, небытием. Гофману удалось то, что исчезающе редко удается кому-то на земле: его помнят - и любят! - спустя два с половиной века после его рождения.

*****
Писать об этом великом кенигсбержце и легко, и трудно. Легко, потому что Гофман (наряду с Вильгельмом Гауфом и братьями Гримм ) - один из тех редких немецких писателей-сказочников, чьи сочинения полностью переведены на русский язык.

Каждый, интересующийся его жизнью, без труда найдет множество трудов, посвященных его биографии. О Гофмане написано много и многими.

И именно поэтому написать о нем что-то новое, неизбитое, (и, главное, не погрешить при этом против истины), трудно.

Гофман - уникальный сказочник. Каждая из его сказок предназначена и для ребенка, и для взрослого. Для любого она будет открытием, дверью в незнакомый до сей поры мир. Завораживающий. Странный. Манящий к себе вновь и вновь..

Каждый раз, когда невыносимая легкость бытия дает знать о себе, нет ничего вернее испытанного средства: взять томик гофмановских сказок и, читая любую из них, забыть про свои заботы и тревоги. И что нам за дело до того, что большинство этих волшебных фантазий было написано незадолго до смерти человеком, прикованным к постели и обреченным медленно угасать..

У Гофмана, как и у его младшего современника Генриха Гейне, причиной смерти явилась очень редкая болезнь - внезапно проявившийся медленно прогрессирующий паралич, причины которого остались неизвестными.





Э.Т.А.ГОФМАН. 
ОЧЕРКИ ЖИЗНИ. ЧАСТЬ 1


.
КЕНИГСБЕРГ (1776-1796)

Кенигсберг. Фото нач. XX века
****************

Он родился 24 января 1776 года в Кёнигсберге. При рождении ему по традиции того времени было дано три имени: Эрнст Теодор Вильгельм. Позднее Эрнст Теодор заменит свое третье имя Вольфганг на Амадей - в знак преклонения перед великим Моцартом /1/
.

Мальчик появился на свет в родственном браке. Его родители: отец, адвокат королевского суда, Кристоф Людвиг Гофман, и мать, Ловиза Альбертина Дёрфер, были двоюродными братом и сестрой. У них было трое сыновей, и Эрнст Теодор был самым младшим. Своих братьев он фактически не знал: средний брат умер вскоре после своего рождения, а когда мальчику было всего три года, родители развелись, и отец, забрав старшего сына, уехал в Инстербург (совр. Черняховск) /2/.



Инстербург (фото до 1940г.)
****************
Отец Гофмана происходил из польского дворянского рода, проживавшего в Восточной Пруссии. В нем на протяжении многих поколений имелись пасторы, полковые священники и школьные учителя. Единственной знаменитостью среди предков великого писателя была его прапрабабушка Анна Неандер из Тарау, в 1636 году вышедшая замуж за пастора, друг которого, поэт и теолог Симон Дах, по случаю свадьбы сочинил ставшую впоследствии необычайно популярной песню «Анхен из Тарау - вот кто мой клад" /3/.

Дёрферы, родители матери Эрнста Теодора, почтенное семейство потомственных юристов, искони живших в Кёнигсберге, видели в зяте приемлемую партию для своей дочери. Однако Кристоф Людвиг Гофман их ожиданий не оправдал. Он был весьма толковым адвокатом, любил музицировать, немного занимался сочинительством, не чурался общества женщин, был, как тогда говорили, другом вина, - словом, любил жизнь во всех ее проявлениях /4/.


Респектабельным супругом Ловизе Альбертине Дерфер он не стал, и в 1778 году они официально расстались "по причине непреодолимых противоречий".
Калининград. Памятный камень на месте дома, где провел первые годы своей жизни Гофман

После развода с мужем Ловиза Альбертина с двухлетним Эрнстом Теодором возвратилась в дом своих родителей — в семейство Дёрферов. Там Гофман и прожил до двадцати лет  /5/
.

Дом уважаемого семейства Дёрферов располагался в престижном районе Кёнигсберга. По соседству жил бургомистр города Теодор фон Гиппель. К саду Дёрферов примыкала территория пансиона для благородных девиц, в котором воспитывались дочери из дворянских семейств.

Когда был еще жив дед, адвокат королевского суда и советник Иоганн Якоб Дёрфер, дом велся на широкую ногу и был открыт для гостей. В доме царила музыкальная атмосфера, постоянно проводились музыкальные вечера с участием приглашенных гостей. Для совместного пения собирались дамы и исполняли отрывки из очень популярных в то время зингшпилей /6/. Христиан Подбельский, органист Кёнигсбергского собора, аккомпанировал им на рояле. В перерывах подавали пунш и чай. Впрочем, для подростка Гофмана это был уже канувший в небытие мир раннего детства.

Теперь же в доме, где со смертью отца семейства воцарилась тишина, жили две незамужние тетки и также дядя-холостяк, - брат и сестры матери. Жили незаметно, уединенно, в заботах о соблюдении правил приличия. Бабушка, почтенная старая дама, надзирала за ними.


Дядя, Отто Вильгельм Дёрфер (1741-1811), являлся единственным мужчиной в доме. Он досрочно вышел в отставку в чине советника юстиции после неудачно начавшейся карьеры. Собственным домом так и не обзавелся и жил на положении холостяка у своей матери. Педантичностью и пунктуальностью дядя Гофмана стремился придать своей жизни видимость благополучия. Более всего на свете он ценил надежность и традиции и жил по раз заведенному порядку, пытаясь оградить себя от всего непредсказуемого.

Со своим племянником Эрнстом Теодором он занимал одну комнату на двоих, практически заменяя ему отца. У мальчика никогда не было повода не любить дядю. Зато он очень рано научился относиться к нему не то с сочувственным, не то с насмешливым презрением. В юношеских письмах Гофмана его дядя фигурирует как «сэр Отто», «толстый сэр», «святой Санкт-Отто», но чаще всего - «дядя О, Горе!» /7/.

Но именно дядя пробудил в Гофмане вкус к музыке, которой тот позднее отдастся всей своей душой, и стал его первым учителем. Дядя Отто весьма сносно играл на рояле и дал Гофману первые уроки игры на этом инструменте. Он же следил за пунктуальным выполнением музыкальных уроков, за правильной техникой игры, за метрической точностью /8/
.

Что же касается матери, то воспитанием сына она не занималась, вся уйдя в свои переживания. Как бы то ни было, но Гофман, кажется, не испытывал сыновней привязанности к ней.

Смерть матери, наступившая 13 марта 1796 года, оставила Гофмана довольно равнодушным. В письме своему другу Теодору Гиппелю, написанном в тот же день, он занимает позицию стороннего наблюдателя, по-деловому сухо сообщив о смерти матери:
«Сегодня утром мы обнаружили мою бедную матушку выпавшей из постели и бездыханной — ночью внезапно хватил ее удар, о чем свидетельствовало ее лицо, искаженное ужасными судорогами»...
Более тесные контакты были у мальчика со своими тетушками. Одна из них, Шарлотта Вильгельмина Дёрфер (1755-1779), или "тетушка "Маленькие ножки" /"тетушка Фюсхен"/ умерла от оспы в возрасте 24 лет, когда Гофману едва исполнилось три года. Вот как вспоминает о ней в "Житейских воззрениях кота Мурра":
"....ребенком менее трех лет я запомнил, как я лежал на руках у милой, прекрасной девушки, как ее глаза глядели прямо в мою душу, как она говорила, пела голосом, памятным мне до сих пор, как я к ней обращал всю любовь своего сердца. Это была тетка Софи, которую называли все странным уменьшительным именем Фюсхен...
В один прекрасный день я очень капризничал, потому что не видал тетушки Фюсхен. Нянька принесла меня в комнату, где тетушка лежала в постели, но старый человек, сидевший около нее, быстро вскочил и увел няньку, браня ее с ожесточением. Вскоре после этого меня одели, закутали в толстые платки, принесли в совершенно другой дом, к другим людям, которые все уверяли меня, что они - мои дяди и тетки и что тетушка Фюсхен очень больна, и что, если я остался бы около нее, я точно также захворал бы. По истечении нескольких недель меня принесли назад в мое прежнее местопребывание. Я плакал, кричал и хотел непременно видеть тетушку Фюсхен. Как только вошел я в комнату, где лежала она, я подбежал своими ножонками к постели, отдернул занавеси, -- постель была пуста, и одна из моих новых теток сказала, заливаясь слезами: "Ты ее не найдешь, Иоганн, она умерла и лежит под землей".
Я знаю отлично, что смысл этих слов не мог быть тогда мне понятен, но еще и теперь, вспоминая о той минуте, я дрожу от странного, невыразимого чувства, охватившего меня в то время. Смерть, сама смерть, налегла на меня в своем холодном панцире, ужас ее проник в мою грудь, и пред ним потускнели все радости моих первых детских лет. Что я делал потом и как себя вел, я сам не знаю, да, может быть, и никогда не знал, но другие мне часто рассказывали, что, услышав фразу о смерти, я медленно задернул занавеси, несколько мгновений стоял безмолвный и серьезный, потом в глубокой задумчивости сел на свой маленький соломенный стульчик, точно размышляя о сказанном. Мне говорили еще, что эта тихая скорбь ребенка, отличавшегося наклонностью к шумному проявлению своих ощущений, имела в себе неизъяснимую трогательность, и что родные даже боялись вредных последствий для моего физического здоровья, потому что в таком настроении я пробыл несколько недель, без слез, без смеха, чуждаясь всяких игр, не отвечая на ласки, ничего не замечая вокруг себя..."
Э.Т.А. Гофман «Житейские воззрения кота Мурра»

Тетушка Фюсхен умерла слишком рано, она не успела стать матерью для маленького Эрнста Теодора.

Оставалась еще другая сестра матери, Иоганна София Дёрфер (1745-1803). Вот она и приняла на себя все заботы о маленьком Эрнсте Теодоре.

Оставшись незамужней, Иоганна София не озлобилась, не очерствела душой, ведь в те времена одинокой женщине прожить было очень трудно. А в Кёнигсберге XVIII-XIX вв. - как и в любом другом городе той эпохи - женщин было больше, чем мужчин. Мужчины чаще гибли - в результате войн, междоусобиц, опасностей торгового пути и т.д. 
Старшая сестра матери Гофмана, живя в родительском доме на положении вечной дочери, обходилась со своим племянником как с младшим братом. И поскольку была не лишена остроумия и фантазии, была умна и добра, то с пониманием относилась к племяннику.

Иоганна София окружила его заботой, и Гофман сохранял свою привязанность к ней вплоть до ее смерти в 1803 году. Именно от нее писатель получил единственное в своей жизни небольшое наследство.

И все же эта эмоциональная связь не была достаточно прочной, чтобы прогнать чувство одиночества, которое испытывал подросток Гофман в доме Дёрферов. Позднее он будет говорить о "необычайном одиночестве своего детства и юности".

Теодору Гиппелю, своему ближайшему другу, Гофман позднее (1806) напишет:

«Что за родственников дала мне судьба! Были бы у меня отец и дядя, как у тебя...! Ты был окружен своей семьей, у меня же не было семьи. Тебе предстоит жить и восходить вверх ради государства, меня же сковывает жалкая посредственность, в которой я могу пропасть».



У соборного органиста старика Подбельского Гофман учился игре на фортепьяно. Это был странный, оригинальный человек, друживший в свое время с отцом Эрнста Теодора. Его, своего первого учителя музыки, Гофман вывел в «Коте Мурре» в качестве маэстро Абрагама Лискова.
«...В городе, действительно жил человек, облик коего и все манеры казались странными и необъяснимыми. .. Упомянутый оригинал носил имя.. Абрагам Лисков, и был он органным мастером, причем временами глубоко презирал свое занятие, временами же превозносил до небес, так что никогда нельзя было знать, каково истинное его мнение ..

...Однажды, когда дядя с Иоганнесом стояли у открытого  окна, по улице стремительно пронесся маленький, худощавый человек в светло-зеленом кафтане из гладкого толстого сукна; широкие обшлага рукавов смешно трепыхались на ветру. Над завитым, напудренным париком была воинственно водружена маленькая треуголка, а по спине змеилась слишком длинная коса. Поступь у человечка была такой тяжелой, что каменная мостовая дрожала, и почти при каждом шаге он сильно ударял о землю длинной испанской тростью. Проходя мимо окна, человечек бросил на дядю пронизывающий взгляд сверкающих, черных как уголь глаз, но не ответил на его поклон...».
«Господин Лисков имел обыкновение много рассказывать, во вред воспитателю дяде, об отце Иоганнеса, ближайшим другом которого был в свои молодые годы… Так, однажды органных дел мастер расхваливал способность отца глубоко чувствовать музыку, высмеивая при этом превратную манеру дяди преподавать мальчику начала музыкального искусства. Иоганнес, вся душа которого была переполнена мыслями о том, кто был ему ближе всех и кого он никогда не знал, испытывал желание слушать снова и снова». 
Э.Т.А. Гофман «Житейские воззрения кота Мурра»


ТЕОДОР ГИППЕЛЬ

Гимназия Бургшуле в Кенигсберге
****************

С 1782г. по 1792гг. Гофман учился в Бургшуле - городской гимназии Кенигсберга — «ученой реформатской школе», имевшей добрую репутацию /9/.

В Бургшуле царил дух рационализма, которому особенно страстно был предан ректор Стефан Ванновский - учитель Гофмана в старших классах. Много внимания уделялось изучению античных авторов, прежде всего Горация, Цицерона и Вергилия. Ученики должны были упражняться в их стиле, овладевать их риторическими фигурами. Преподавание было столь основательным, что Гофман и много позже еще мог читать и писать по-латыни. ...

Уже в гимназии в Гофмане начинает проявляться страсть к "духу музыки, который часто и победоносно вздымался из души моей.."
В 12 лет мальчик играл на органе, скрипке, арфе и гитаре.
 " …Есть один лишь ангел света, способный осилить демона зла. Это светлый ангел — дух музыки, который часто и победоносно вздымался из души моей, при звуках его мощного голоса немеют все земные печали...
«С тех пор, как я пишу музыку, мне удается забывать все свои заботы, весь мир. Потому что тот мир, который возникает из тысячи звуков в моей комнате, под моими пальцами, несовместим ни с чем, что находится за его пределами».
Э.Т.А. Гофман «Житейские воззрения кота Мурра»
Одноклассником Гофмана в лютеранской гимназии Бургшуле был Теодор Готлиб Гиппель /10/. Этот мальчик, ставший впоследствии видным государственным деятелем Пруссии, будет для Гофмана самым близким другом до самого конца. Именно Гиппелю - адресату подавляющего большинства сохранившихся писем его друга, обязаны мы сведениями о жизни Гофмана "от первого лица".

Теодор Гиппель-мл., друг Гофмана
****************
Всем, что в юношеские годы имеет хоть какое-то значение — увлечениями, собственным «я», тайнами, — Гофман делился со своим другом. После смерти Гофмана Гиппель передал подборку его юношеских писем Эдуарду Хитцигу /21/, который использовал их при написании биографии Гофмана. Благодаря этому мы можем заглянуть во внутренний мир человека, который в одном из этих писем сказал о себе самом и своем друге: 
«…оба мы осмотрительны и деликатны и не выставляем напоказ сокровенное с легкостью, с какой суетные люди вытаскивают из кармана носовой платок».
Гофман откровенно писал другу обо всем, что занимало его жизнь: о событиях, случавшихся с ним, о сердечных делах, о первой большой любви, об атмосфере, царившей в доме Дёрферов... 
От Гиппеля на протяжении многих лет жизни у него не было секретов. 

В 1822 году, после кончины Гофмана, Гиппель писал:
«Что я был его другом, каким только можно быть на этом свете, я с особой остротой почувствовал после его смерти. Зачастую даже и не переписываясь с ним, я привык думать, что мы близки и неразлучны, и мечтал о временах, когда мы поселимся под одной крышей и заживем вместе. И он постоянно жил с этой мыслью, теперь, после смерти его, ставшей несбыточной».
Их юношеская мечта о жизни под одной крышей так и не исполнилась: в зрелые годы как-то мало задумываешься о том, о чем мечтал в юности. В задушевный внутренний мир этой искренней дружбы, основанной на схожести характеров, ворвалась реальность: политическая и социальная: между Гиппелем, ставшим юнкером (крупным помещиком) и государственным деятелем, и Гофманом, представителем третьего сословия и художником, разверзлась социальная пропасть, отдалившая их друг от друга. Между ними существовало взаимопонимание, но вместе с тем иногда нарастало и вновь исчезало отчуждение. Они были привержены различным ценностям и стилям жизни, поэтому все более и более становились разными людьми....

Теодор фон Гиппель-ст.,
бургомистр Кенигсберга

****************
Гиппель и Гофман были ровесниками. Предки Гиппеля до третьего поколения были пасторами, то есть принадлежали к простому сословию, так же как Гофманы и Дёрферы. Мать Гиппеля умерла рано, поэтому мальчик рос под присмотром своего отца, который давал ему и первые школьные уроки. 

В 1787 году он был отправлен своим отцом в Кёнигсберг в гимназию Бургшуле, где встретился с Гофманом, с которым познакомился год назад в 
Арнау, имении своего дяди Теодора фон Гиппеля близ Кенигсберга /11/. На первых порах их общение ограничивалось стенами школы, и лишь постепенно между ними зародилась дружба. Семейство Дёрферов охотно принимало у себя племянника первого человека в городе, бургомистра Гиппеля.

Дядя Отто, любивший во всем упорядоченность, определил среду, когда сам он обычно выходил из дома, приемным днем, и мальчики могли проводить время без его надзора. Быстренько сделав уроки, они переходили к развлечениям, сближавшим их.

Кенигсбергский университет Альбертина
****************
Как и Гиппель годом ранее, Гофман в 1792 году поступил в Кенигсбергский университет, Альбертину /12/конечно же, на юридический факультет. Как и для Гиппеля, для Гофмана этот выбор был естественным /13/.

Гиппель в скором времени должен был стать наследником своего очень состоятельного, влиятельного, но бездетного дяди, владельцем майората и высокопоставленным государственным чиновником. Такого родственника у Гофмана никогда не было /14/. Он должен был, по единодушному мнению семьи Дёрферов, продолжать семейную традицию и просто обречен был стать, как и все его предки, юристом. Настоять на собственном выборе ему было невозможно. 
"Моя учеба продвигается медленно и печально - я должен постоянно принуждать себя становиться юристом.."
В июле 1795г. Гофман сдал свой первый юридический экзамен, и становится референдарием - так в Пруссии называли кандидата на судебные должности, стажера -  в Верховном суде Кенигсберга

В апреле 1796 г. Теодор Готлиб фон Гиппель старший скончался в Кёнигсберге. Гиппель-младший становится единственным наследником его значительного состояния, а также поместья с обширными земельными владениями в Западной Пруссии, так что теперь у него есть более важные дела, чем предаваться мечтам о дружбе, основанной на общности характеров и интересов...


Сад Теодора фон Гиппеля ст. в Кенигсберге
****************
Когда друзья встретились на похоронах, уже было известно, что Гофман в ближайшее время покинет Кёнигсберг и переедет в Глогау /15/, в Силезию, к своему двоюродному дяде Иоганну Людвигу Дёрферу, чтобы там продолжить стажировку в качестве референдария /16/. Родственники, да и сам он, решили таким способом положить конец его злосчастной, послужившей причиной многих пересудов связи с Дорой Хатт, замужней женщиной, на десять лет старше его.

Эта любовная история наложила на Гофмана отпечаток и даже оставила свой след в его произведениях.





ДОРА ХАТТ


Доротея (Дора) Хатт была дочерью зажиточного торговца тканями. В 1783 году, в возрасте семнадцати лет, она вышла замуж за пивовара Иоганнеса Хатта. Муж был на восемнадцать лет старше ее, и брак этот счастливым не был. Впрочем, к 1790 году, когда Хатты завели знакомство с семейством Дёрферов, супруги воспитывали пятерых детей.

В 1792 году, когда Гофман начал свою учебу в университете, Хатты снимали комнаты в доме Дёрферов. 16-летний Гофман начал давать Доре Хатт уроки пения и игры на фортепьяно. Тогда-то у Гофмана и вспыхнула любовь к ней, причем Дора, как рассказывал Гиппель, явно поощряла его, демонстрируя свою благосклонность. Для Гофмана это явилось сильным любовным переживанием, поскольку это была его первая взаимная любовь. 

Дора Хатт, взрослая замужняя дама, обратила на юношу внимание, конечно же, благодаря его музыкальному таланту. Первое время Гофман держал это в строгом секрете. Даже друг не был посвящен в тайну. Лишь во время пребывания Гиппеля в имении Арнау, осенью 1794 года, Гофман рассказал ему об этой любовной связи.

С предельной деликатностью Гиппель постарался обратить внимание Гофмана на «необычность» этого адюльтера и, как мог, отговаривал его от "этого сумасбродства". Хотя советы друга не возымели действия,  Гиппель настоятельно просит Гофмана "взять себя в руки" и переселиться к нему в Мариенвердер, чтобы вместе делать служебную карьеру. Но влюбленный юноша своего приятеля не слушает.


Вскоре между Гофманом и ревнивым мужем происходит столкновение и открытое выяснение отношений. Это случается во время бала-маскарада и привлекает к себе всеобщее внимание. 
Положение Гофмана в Кёнигсберге становится невыносимым, и семьей Дёрферов принимается решение о переезде Эрнста Теодора к двоюродному дяде и крестному Иоганну Людвигу Дёрферу в маленький городок Глогау.

ГЛОГАУ (1796-1798)

В июне 1796 года Гофман переехал в Глогау. Кёнигсбергский период его жизни закончился. Впредь он будет лишь время от времени приезжать в свой родной город. 

Глогау. Центральная площадь со зданием городской администрации и памятником Фридриху Великому. 1936г.
****************
В Глогау, у дяди Иоганна Людвига Дёрфера, занимавшего должность советника в местном суде, он нашел дом, в котором, по выражению  Эдуарда Хитцига, его первого биографа, «поселились искусства». Тетя пользовалась успехом в качестве певицы на любительских концертах. Кузен, Эрнст Людвиг, которому также определили карьеру юриста, обладал талантом комика. С ним, юношей на два года  младше его, Гофман быстро подружился. Были еще две кузины. Старшая была уже замужем, а с младшей, Софией Вильгельминой Константиной (Минной), Эрнст Теодор скоро обручится. Родственные браки в то время были распространены.

Дёрферы в Глогау входят в городскую элиту. Они регулярно устраивают званые вечера, на которых собирается цвет этого небольшого силезского города. Гофман быстро 
приноравливается к местным реалиям. Он - блестящий собеседник, обладающий хорошим чувством юмора, к тому же очень музыкален: общество, - и, конечно же, местные дамы, - ценят его.

А в это время Гиппель продолжил свой путь наверх. Унаследовав имение и титул, он стал депутатом от рыцарского сословия Западной Пруссии, и в этом качестве присутствовал на коронации нового императора Пруссии, Фридриха Вильгельма III.

Равенства между друзьями больше нет, общественно-сословная пропасть все больше и больше разделяет их, и лишь когда 
Гофман пребывает в добром расположении духа, он обретает способность шутить по этому поводу: однажды он назвал себя «придворным композитором» и «придворным поэтом» Гиппеля. Кто знает, сколько горечи скрывалось в этой шутке...?

В январе 1798 года Гофман обручился со своей кузиной Минной, в одном доме с которой жил уже полтора года. Тем самым он окончательно порывал со своей несчастливой влюбленностью в Дору Хатт. Одновременно он намеревается как можно скорее закончить стажировку в качестве референдария и серьезно посвятить себя профессиональной карьере.

20 июня 1798г. Гофман сдал свой второй экзамен на "исключительно хорошо", и поскольку в то же самое время его дядюшка получил назначение на должность Тайного советника Верховного трибунала в Берлине, Гофман ходатайствует о должности референдария в Камеральном суде прусской столицы.

Эти важные решения должны были позволить Гофману стать "респектабельным и солидным человеком", уважаемым в буржуазном обществе. Его намерение жениться на Минне явно предполагало брак по расчету, поскольку в кузину он влюблен не был, что можно видеть из его писем и дневниковых записей. Невеста всегда упоминается там только в связи с его намерением делать служебную карьеру. Однако, судьбы отца, несчастливо женившегося на своей кузине, Гофман не повторит: в 1802 году он разорвет помолвку с Минной, поскольку познакомится с другой девушкой, которая станет его женой.

БЕРЛИН (1798-1800)

Итак, в конце августа 1798 года Гофман вместе со своими родственниками прибыл в Берлин.
.
Он собирался здесь в течение ближайших месяцев сдать третий, финальный, экзамен, дававший право на занятие более высоких судейских должностей. Однако на это ему потребуется почти два года. Все это время он будет просто жить и наслаждаться жизнью в большом городе, жизнью, которой ему так не доставало ранее.

Берлин в ту эпоху был огромным театральным мегаполисом. Огромной популярностью пользовались оперы Моцарта, ставшего кумиром Гофмана. Национальная опера ставила практически все зингшпили великого австрийца и, конечно же, его "Волшебную флейту". Но пользовались успехом и итальянские оперы.

В письме к Гиппелю в январе 1799 года Гофман писал:

«Ты не можешь, например, иметь представление о великой итальянской опере. Волшебство шедевров Вероны, небесная музыка — все объединяется в прекрасное целое, которое, несомненно, не оставило бы тебя безучастным»..

Карл Бауэр. Король Пруссии Фридрих II
Фридрих II Великий очень любил итальянскую оперу. Примадонн в его правление выписывали из Италии, а вот немецких певцов и певиц приглашали на ангажемент крайне редко, поскольку Фридрих был нелестного мнения о них:

«Увольте меня от этого, по м
не так пусть лучше лошадь проржет арию, чем иметь в моей опере немку примадонной» /17/После смерти преемника Фридриха Великого и его племянника, Фридриха Вильгельма II, в 1797 году опера на некоторое время была закрыта. В зимний сезон 1798/99 года, в первый год жизни Гофмана в Берлине, опять стали давать представления...

Берлин захватил молодого юриста в свой водоворот жизни: Гофман посещает концерты, театры, музеи, общества художников. Он вхож в литературные, музыкальные, оперные круги в городе. В Берлине Гофман берет уроки музыки у композитора Иоганна Фридриха Райхардта (1752-1814).

В 1799 году Гофман сочиняет несколько песен для гитары и пишет зингшпиль «Маска» (его первое большое сохранившееся до наших дней произведение), а затем, в марте 1800 года, он сдает свой третий экзамен на должность с оценкой «превосходно». В мае он получает назначение на должность асессора в суде, но не Берлина, а Познани. Города, который после второго раздела Польши в 1793 году отошел к Пруссии, став Позеном.

Отправляясь в Познань, Гофман уезжал от своих родственников и от невесты, с которой был обручен вот уже два с половиной года. Но разлука с ней его мало печалила: он ее не любил. Она - олицетворение образцовой и слишком обычной супруги прусского чиновника, а становится таковым всецело Эрнст Теодор Гофман - несмотря на отлично сдаваемые государственные экзамены - готов уже  не был.


ПОЗНАНЬ (1800-1802)

В июне 1800 года Гофман прибыл в Познань и поселился на квартире на Вильгельмштрассе. 

Впервые он был предоставлен самому себе. До тех пор он жил под постоянным надзором своих родственников. Время, которое Гофман провел в Познани, дали ему возможность стать самостоятельным, почувствовать большую свободу. Он стал, по его собственному выражению, "тем, кого тетки и дядя, учителя и священники называют беспутным малым".

Позен (Познань). Вильгельмштрассе. Фото 1910г.
Познань — один из старейших городов Польши. Город в то время населяли преимущественно поляки. Переход города с 1793г. под прусское управление воспринимался ими как оккупационный режим.

Немцы в Познани старались держаться друг друга. Они составляли замкнутую группу со своими привычками и развлечениями. Большинство чиновников и офицеров считали свое пребывание в Познани временным.



Позен (Познань). Академия и памятник Бисмарку
В 1801 году в Познани Гофман вновь принялся за сочинение зингшпиля, взяв за основу сочинение Гёте «Шутка, хитрость и месть», написанное в стиле комедии дель арте /18/. И уже осенью 1801 года зингшпиль Гофмана неоднократно шел в Познани на оперной сцене. Это был его первый успех как композитора. К сожалению, текст и музыка этого зингшпиля не сохранились.
Гофман и Михалина. 
Меловая литография. 1850г. Худ.A.Deleraud
В Познани Гофман познакомился с 23-летней девушкой по имени Марианна Текла Михалина, своей будущей женой. Она была дочерью секретаря познаньского магистрата Михаэля Рорера. Рореры были поляками, и Марианна Текла говорила на ломаном немецком языке /19/, чуть похуже своего отца, т.е. очень плохо.

Встреча с прекрасной голубоглазой полькой побудила Гофмана на решительный шаг. В начале марта 1802 года он пишет своей невесте Минне Дёрфер письмо с просьбой считать их помолвку расторгнутой. Это решение далось ему нелегко, потому что он чувствовал себя виноватым перед своей кузиной, несколько лет понапрасну обнадеживая ее и родных перспективой брака. Письмо Гофмана привело девушку в ярость, и расторжение помолвки углубило пропасть между ним и обиженными родственниками.

Недолго пришлось Гофману пробыть в Познани. Его судьбу и карьеру изменил скандал, произошедший на бале-маскараде в прусской колонии.


Эти карнавальные празднества длились три дня, и все три дня гостям раздавались карикатуры на высокопоставленных особ города.
"...Не составляло никакого труда узнать генерал-майора фон Застрова, который созывал гостей на свои эксклюзивные вечерние посиделки, выстукивая барабанную дробь чайной ложкой, или его супругу, изображенную в виде танцовщицы на чрезмерно высоких каблуках в окружении зрителей с вытянувшимися от скуки лицами. ...Можно было также видеть, как почтенные члены юнкерских семейств наперегонки бегут в долговую тюрьму"..

Варшавские советники. Карикатура Гофмана
Прусские чиновники И.К.Маргграф и фон Клебер. Карикатура Гофмана
Именно Гофман был художником, рисовавшим карикатуры. Идея этого рискованного розыгрыша принадлежала ему и еще трем-четырем его товарищам, которые сразу же сознались в своем участии в этой злой проделке. Последствия этого инцидента были для Гофмана крайне неприятными. И хотя патент о назначении Гофмана советником в Познани был уже подготовлен, по рапорту "отцов города" он получил постановление о переводе на должность государственного советника (то есть выше чином) в захолустный Плоцк, отдаленный польский городишко, ставший для него "местом ссылки". Так поневоле он вынужден был уехать из Познани, где начал уже потихоньку обживаться.


Познань. Церковь, где венчался Гофман
26 июля 1802 года в монастырской церкви Познани он венчается с Марианной Теклой Михалиной Рорер, и вскоре новобрачные отправляются в путь.

ПЛОЦК (1802-1796)

В августе 1802 года молодые супруги прибыли в Плоцк.

Плоцк. Вид на Тумский холм и р.Висла. фото 1909г. 
В те времена это был небольшой польский городок с населением в 3000 жителей в глубине польских территорий, попавших под управление Пруссии. Располагался он на возвышенном берегу Вислы. 


Плоцк. Кафедральный собор
Прусские чиновники еще только обустраивались в городе. Год назад было закончено возведение здания городского суда, построены дома для приезжавших немцев.

Как и в Познани, немцы старались держаться вместе, своей колонией, не стараясь задерживаться здесь надолго. Коллеги Гофмана, как, впрочем, и он сам, рассматривали свое пребывание в Плоцке как
 явление временное. Уже спустя несколько месяцев Гофман начинает хлопотать о переводе в другое место. Поскольку в те дни он начинает впервые вести свой дневник, мы узнаем о том, какие настроения владели им: депрессия, отчаяние, саркастический юмор.. И искусство, как и прежде, становится для него убежищем для выживания. 

В конце декабря 1803 г. Гофман узнает, пока что неофициально, что в обозримом будущем его переведут в Варшаву, и одновременно приходит весть о смерти его кёнигсбергской тетушки Иоганны Дёрфер. Он надеется, что наследство сделает его «состоятельным человеком» и он, быть может, сумеет исполнить свою «мечту о творческой жизни свободного художника».

Однако на пути к наследству встает старый дядюшка Отто, которому тетя Иоганна предоставила право пользоваться состоянием вплоть до его кончины. Итак, Гофману приходится волей-неволей ждать кончины дяди, чтобы вступить в права наследства. Впрочем, "состоятельным человеком" ему стать так и не придется. Зато весть о скором переводе в Варшаву в качестве советника прусского Верховного суда подтверждается. 






ВАРШАВА (1804-1807)

После третьего раздела Польши в 1795 году, Варшава превратилась в прусскую провинциальную столицу.

Вместе с политическим значением город потерял после 1795 года и свою роль центра общественной жизни. Однако затем население стало пополняться за счет немецких переселенцев. В тот год, когда Гофман приехал в Варшаву, численность ее населения достигала примерно 70 тысяч человек.

Гофман спустя несколько недель после прибытия в Варшаву дал в первом письме другу Гиппелю красочное описание своего нового окружения (он поселился поначалу в Старом го
роде /польск. Stare Miasto/):
«Вчера, в праздник Вознесения, я собрался было сделать что-нибудь для себя, отбросил прочь судейские бумаги и сел за пианино, чтобы сочинить сонату, однако вскоре оказался в положении „Musicien enrage“Хогарта /20/! Прямо под моим окном возник какой-то спор между тремя продавщицами муки, двумя ломовыми извозчиками и слугой лодочника, причем все спорившие весьма энергично апеллировали к мелочному торговцу, лавка которого располагалась в подвале дома.

В это время зазвонили колокола приходской церкви, а затем у беннонитов и доминиканцев (всё поблизости от моего дома). На кладбище доминиканцев (как раз на возвышенности неподалеку от меня) исполненные надежд конфирманты били в старые литавры, отчего по зову могучего инстинкта залаяли и завыли собаки во всей округе.

Варшава. Stare Miasto. 1900-ые гг.
В этот момент подъехал веселый вольтижер Вамбах в сопровождении янычарской музыки, а навстречу ему с другой улицы устремилось стадо свиней. Грандиозное столкновение посреди улицы — семерых свиней задавили! Какой был визг! О! О! И я, отбросив перо и бумагу, натянул сапоги и кинулся прочь от этой безумной суматохи…» 
Варшава. Старый город. Мой снимок с вебкамеры янв.2020г.
Далее:
«Пестрый мир! Чересчур шумный, безумный, необузданный — всё вперемешку. Как найти мне досуг, чтобы писать, рисовать, сочинять музыку?» (11 мая 1804). 
Юлиус Эдуард Хитциг с женой Евгенией.
Акварель Гофмана. 1807

****************

В Варшаве Гофман познакомился с Эдуардом Юлиусом Хитцигом (1780–1849). Позднее он станет не только хорошим приятелем Гофмана, но и его первым биографом /21/. 

Именно для маленькой дочки Хитцига Клары Гофман напишет сказку "Щелкунчик и Мышиный Король". 

Хитциг рассказывал позднее о Гофмане:

«Нередко случалось, что желающих заключить контракт направляли из его дома во дворец Мнишков, где он работал над росписями стен /22/, и те с трудом разыскивали его в обширном здании, а потом не могли поверить своим глазам, увидев, как он, по предъявлении распоряжения председателя, коим поручалось ему вести данное дело, быстро слезал с лесов, мыл руки, стремительным шагом возвращался в присутствие и, пером действуя столь же умело, как и кистью, за несколько часов составлял на бумаге судебный документ по самому запутанному делу так, что даже самый придирчивый критик не нашел бы, что возразить».
Настенные росписи дома Мнишков. Рисунок Гофмана
****************

Однако и в варшавский период жизни Гофмана музыка была для него главным делом. Еще из Плоцка он писал Гиппелю: 
«Пестрый мир, полный магических явлений, мерцает и сверкает вокруг меня; такое чувство, будто вскоре должно случиться нечто великое, какое-то художественное творение должно явиться из хаоса — будь то книга, опера или картина… Как ты думаешь, не спросить ли мне главного канцлера /23/, какой талант дремлет во мне — художника или, быть может, музыканта?» 
Летом 1805 года у четы Гофманов родилась дочь, которой родители дали имя Цецилия в честь святой-покровительницы музыки; правда, девочка прожила всего пару лет: она погибла в результате несчастного случая. Это будет единственный ребенок Гофмана.

Безмятежные годы жизни в Варшаве закончились в конце 1806г., город - после победы Наполеона над Пруссией под Йеной и Ауэрштедтом - был занят войсками Мюрата. Началась французская оккупация.

Чтобы экономнее расходовать свои ограниченные средства, а заодно и избежать обременительного размещения французов на постой, семейство оставило роскошную квартиру на Сенаторштрассе, где проживало до сих пор, и переселилось в мансарду во дворце Мнишков. 



Худ.Bernardo Bellotto. Дворец Мнишков в Варшаве. 1779
В январе 1807 года Гофман отправил свою семью ради  безопасности в Познань, а сам остался в Варшаве. 

В июне 1807 года французские власти требуют от всех прусских чиновников присяги на верность Наполеону. В противном случае они должны покинуть Варшаву в течение недели. Гофман отказывается принести присягу и в середине июня уезжает в Берлин.

Начинается новый этап его жизни.



ПРИМЕЧАНИЯ.

1. Говорят, что более всего у Моцарта Гофман любил вот это:




2. Первенцу четы Гофманов, Иоганну Людвигу (1768– после 1822), бывшему на 8 лет старше Эрнста Теодора, в жизни выпала незавидная доля. Из-за своего «беспорядочного образа жизни» и множества долгов он позднее был объявлен недееспособным и заключен в работный дом*. После развода родителей братья едва ли виделись больше пары раз, затем всяческие контакты прекратились.
*Работный дом (англ. workhouse) — пенитенциарное и/или благотворительное учреждение, направленное на изоляцию и принуждение/стимуляцию к труду нуждающихся, мелких преступников и нищих.
Что за "беспорядочный образ жизни" вел Иоганн Людвиг, приведший его в такое учреждение, остается неясным.

3. Со знаменитым стихотворением поэта и теолога из Кенигсберга Симона Даха "Анхен из Тарау" (Ännchen von Tharau) можно познакомиться в статье "Немецкие песни и баллады в иллюстрациях Пауля Хея. Часть 1".  3

4. Кристоф Людвиг Гофман при разводе повёл себя вполне благородно и принял вину за распавшийся брак на себя, сознавшись в семи случаях супружеской измены с различными дамами. 

5. Мать Гофмана вновь оказалась в родительском доме на положении дочери. И прежде она отличалась робостью, чрезмерной любовью к порядку и благопристойности. Теперь же, после развода, дела с этим стали обстоять еще хуже. Под напором этих обстоятельств ее тяга к порядку и боязнь общественного мнения стали прямо-таки патологическими. То и дело она разражалась истерическими рыданиями, после чего, точно пчелка, снова принималась с усердием за домашние дела. Из дома она выходила редко, а под конец не покидала даже своей комнаты, сделавшись воплощенным несчастьем.
«Сама ее внешность являла собой образ слабости и душевной скорби, окончательно, казалось, сломившей ее», — вспоминал Теодор Гиппель.
6. Зингшпиль (нем. Singspiel досл. «пьеса с пением»; от singen «петь» + Spiel «пьеса, игра») — музыкально-драматический жанр, очень распространённый в Германии и Австрии во второй половине XVIII века и начале XIX века; пьеса с музыкальными номерами или опера с разговорными диалогами (вместо речитативов), преимущественно комического содержания.
Так, в традициях зингшпиля были созданы самые известные оперные произведения Моцарта: «Похищение из сераля», «Свадьба Фигаро», «Дон Жуан», «Волшебная флейта» и др.

7.  "О, горе" ("O-Weh") - по начальным буквам имени дядюшки Отто Вильгельм.

8. Любовь к музыке, ставшей "первой его музой среди прочих достойных", Гофман унаследовал от своего отца. Как уже было упомянуто, Кристоф Людвиг Гофман, был человеком весьма артистически одаренным: обладая несомненным поэтическим талантом, он как музыкант-любитель прекрасно играл на виоле да гамба — струнном смычковом инструменте, прообразе современной виолончели.

9. Ныне это четвертая по старшинству гимназия Кенигсберга после гимназии в Старом городе (das Altstädtische Gymnasium), гимназии Кнайпхофа (das Kneiphöfische Gymnasium) и реального училища в Лебенихте (das Löbenichtsche Realgymnasium). Год основания Бургшуле - 1664, по указу курфюрста Фридриха Вильгельма (ныне Гимназия №1).

10. Теодор Готлиб фон Гиппель /Хиппель/ (Theodor Gottlieb von Hippel) (1775  - 1843) — немецкий государственный деятель, писатель и критик. Сын пастора и племянник Теодора Готлиба фон Гиппеля старшего, писателя и друга Иммануила Канта, бургомистра Кёнигсберга. 
Гофман и Гиппель - "Кастор и Поллукс". 1803.
Гофман. Рисунок пером.

****************

Гиппель и Гофман всю жизнь оставались близкими друзьями. С 1794 по 1809 они состояли в активной переписке. Из 57 писем, оставшихся от Гофмана, 47 адресованы Гиппелю - бесценное биографическое наследие, чье значение трудно переоценить. В течение всей жизни Гиппель неоднократно помогал своему гениальному другу, постоянно попадавшему в финансовые затруднения. Так, в 1814г. Гиппель выхлопотал для Гофмана должность при Берлинском камеральном суде. И именно Гиппель сидел у смертного одра Гофмана.  

11.Ныне пос. Родники Гурьевского района Калининградской области. 

12.Кёнигсбергский университет (Альбертина) (нем. Albertus-Universität Königsberg) — старейший университет Пруссии, первый университет на территории современной России. Кёнигсбергский университет был открыт 17 августа 1544 года герцогом Альбрехтом Гогенцоллерном и с 1656 года в память об основателе носит имя «Альбертина». 

13.С 1792г. Гофман, как и его друг Гиппель, начал изучать право в Кёнигсбергском университете, который окончил в 1795г. В то время там еще читал свои лекции Иммануил Кант. Неизвестно, насколько усердно Гофман посещал лекции знаменитого философа, вероятнее всего, не посетил ни разу: не осталось ни единого письменного свидетельства обратного, да и в юношеских письмах Гофмана о Канте нет ни малейшего упоминания.

14.Есть мнение, что Эрнст Теодор Гофман (друживший с любимым племянником Гиппеля — Гиппелем-младшим) вывел Гиппеля-старшего в роли «крёстного Дроссельмейера» в сказке «Щелкунчик и Мышиный король». Весьма вероятно, что в создании образа использованы подлинные черты Гиппеля: волшебник и чудак, “замаскированный” под важного чиновника... “маленький, сухонький человечек с морщинистым лицом”, не отличающийся красотой, но способный подарить детям нечто мистически-сверхъестественное, недоступное пониманию среднего бюргера... - вылитый Теодор Готлиб Гиппель, каким запомнил и полюбил его Гофман. 

Гиппель-старший так никогда и не женился, отдав всю нерастраченную родительскую любовь своему племяннику Теодору фон Гиппелю-младшему.


15.Глогау - совр. Глогув (польск. Głogów), ныне город в Польше, входит в Глогувский район (повят) Нижнесилезского воеводства.

16.Референдарий  — в Пруссии кандидат на судебные должности.

17.Общеизвестно, что музыку Фридрих II обожал. Он великолепно играл на флейте и сам сочинял произведения. Его авторству принадлежат около 100 сонат и 4 симфонии, концерты для флейты. Произведения для флейты, написанные королем, исполняют и в XXI веке.

Фридрих II учредил Королевскую оперу, для которой было построено специальное здание. Также он покровительствовал музыкантам, включая Иоганна Себастьяна Баха. Для нужд музыкантов закупались лучшие инструменты, включая скрипки Страдивари.

И да, женщин Фридрих II не любил.

18.Комедия дель арте (итал. commedia dell'arte), или комедия масок — вид итальянского народного (площадного) театра, спектакли которого создавались методом импровизации, на основе сценария, содержащего краткую сюжетную схему представления, с участием актёров, одетых в маски (Панталоне, Бригелла, Арлекин, Коломбина и пр.). 

19.Мария Михалина Текла Рорер-Тшциньская, Рорер (Maria Thekla Michalina Rorer-Trzynska) (1780 – 1859) – дочь позненского писаря, милая темноволосая голубоглазая девушка, будущая супруга и верная спутница Гофмана до самой смерти. Ее отец, служивший в городской управе, после ввода прусской администрации и начавшейся германизации изменил свою фамилию на ее немецкую форму и начал именоваться Рорер, поскольку ошибочно полагал, что польское слово "тшцина" ("тростник") переводится как "pop" /Rohr/) (!), но все же был вскоре уволен из-за плохого знания немецкого языка. 

20.„Musicien enrage“ Хогарта" -- «Взбешенный музыкант» - гравюра 1741 года английского художника Уильяма Хогарта, на которой изображена комическая сцена со скрипачом, отвлеченным какофонией за окном.


Вольтижёр (фр. Voltigeur) — французский пехотинец времен наполеоновских войн.

Юлиус Эдуард Хитциг.
Карандаш, акварель Франца Крюгера

****************
21.Хитциг, Юлиус Эдуард (дружеское прозвище "Эде") (1780–1849) — немецкий писатель, друг Гофмана и Шамиссо, их первый биограф. 

Хитциг был соседом и сослуживцем Гофмана в Варшаве в чине асессора. 

В 1807 году Хитциг перебрался с женой и детьми из Варшавы в Берлин, поскольку, будучи юристом на государственной службе, не мог найти себе в Польше работу. Наполеон разогнал прусское правительство, а Варшава относилась к французской оккупационной зоне. 

В Берлине Хитциг переучился на книжного торговца, открыл собственное издательство, сам много писал, в 1824г. основал "Новое общество по средам" как свой салон и наконец стал директором Верховного Королевского суда. 

В этом салоне, в доме Хитцига, почти каждый вечер охотно собирались Берлинские литераторы. Здесь бывали Теодор Шторм, Теодор Фонтане, Франц Куглер, Эммануэль Гейбель, Э.Т.А.Гофман. Позднее Гофман сам учредит собственное литературное объединение "Серапионовы братья", куда войдут и Хитциг, и Шамиссо.

Приемная дочь Хитцига Антония Пиасте стала женой Адельберта Шамиссо. (см. также статью "Адельберт фон Шамиссо. Жизнь как странствие").

22.Гофман расписал стены некоторых помещений дворца Мнишков ("Мальтийского дворца"), в том числе Египетского кабинета. При перестройке дворца в 1824 году росписи эти были в значительной части утрачены. 
В 1944 году здание было подвергнуто фашистами ожесточенной бомбардировке и разрушено. В восстановленном после войны здании помещается ныне посольство Бельгии.

23."...главного канцлера" - по общему мнению, Гофман имел в виду Господа Бога.








Рекомендуемая литература
*************************

 

Королевская невеста - сказка, написанная с натуры

Ужасная история графа Ипполита 

Щелкунчик и Мышиный Король

Крошка Цахес, по прозванию Циннобер

Золотой горшок

Песочный Человек

Повелитель блох

Приключения в новогоднюю ночь

Мастер Иоганн Вахт

Принцесса Брамбилла

Советник Креспель

Мадемуазель де Скюдери

Угловое окно

Мастер Мартин-бочар и его подмастерья

Счастье игрока

Житейские воззрения Кота Мурра

Эликсиры дьявола

Игнац Деннер

Sanctus 

Состязание певцов



В основу статьи о Гофмане, представленной на этих страницах, взяты работы, перечисленные ниже, и в основном книга немецкого философа и историка философии Рюдигера Сафранского (Rüdiger Safranski; род. 1945г.) "Гофман".

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Э.Т.А. Гофман. Википедия. de. Ссылка  
2. Э.Т.А. Гофман. Википедия. engl. Ссылка
3. Сафранский Рюдигер. Гофман. 
4. E.T.A.Hoffmann. Leben-Werk-Wirkung. Ссылка
5. E.T.A.Hoffmann Portal. Ссылка
6. Marcel-Alexander Bemme. Eine Fantasie-Enzyklopaedie. Ссылка
7. Биография Э.Т.А. Гофмана. (Bergengruen). Википедия. de. Ссылка
8. Theodor Gottlieb von Hippel. Википедия. de. Ссылка
10.Игорь Бэлза. Чудный гений. Ссылка
11.Биография Эрнста Теодора Амадея (Вильгельма)Гофмана. Ссылка
12.Аuf den Spuren E. T. A. Hoffmanns durch Bamberg. Ссылка
13.Julia Mark. Ссылка
14.Сергей Курий. Гофман. Фантасмагория реальности . Ссылка
15.Ботникова А.Б. Немецкий романтизм. Эрнест Теодор Амадей Гофман. Ссылка




ПРИЛОЖЕНИЕ.
ИЛЛЮСТРАЦИИ ХУДОЖНИКОВ К ПРОИЗВЕДЕНИЯМ ГОФМАНА

"ЩЕЛКУНЧИК"





"КРОШКА ЦАХЕС"
ДЕНИС ГОРДЕЕВ

"ПЕСОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК"

Коппелиус
********

9 комментариев:

  1. Спасибо за блог! он очень хороший. И самое то, чего не хватает в сети, чего-то по сути и по настоящему искусству. Я ут тоже в гофмановском творчестве. Вот написала про "Повелителя блох". https://www.livelib.ru/review/1607005-povelitel-bloh-ernst-teodor-amadej-gofman Вы читали эту сказку?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. С удовольствием прочитала. Отличная рецензия. Я согласна, что "Повелителя блох", в отличие от других сказок Гофмана, знают мало. Но Гофмана, как это ни парадоксально, и вообще знают мало.

      Ведь ни Чайковский, ни Жак Оффенбах, ни Лео Делиб (при всем уважении к этим именам) заменить знакомство с ним не могут. Их "Щелкунчик", "Коппелия" и уж тем более "Сказки Гофмана" - это только их собственные, бесконечно талантливые импровизации, вдохновленные творчеством Эрнста Теодора Амадея.

      P.S. "Повелителя блох" я читала )).

      Удалить
  2. Совершенно согласна с вашей мыслью, что никакой композитор не может заменить самих сказок Гофмана. Их музыка это вариации на тему, но не сама тема! Точно сказано.

    ОтветитьУдалить
  3. Еще у меня к вам профессиональный вопрос. Недавно читала сказку 10 века, перевод с японского языка на русский вот она, переводчик не указан!!! http://www.many-books.org/auth/1/book/14957/-_bez_avtora/povest_o_starike_taketori_taketori-monogatari/read. и меня интересует вопрос, переводят с самого японского или уже с какого-нибудь подстрочника английского или еще какого? Как и где это можно бы узнать. Мне перевод сказки понравился, переводчик даже в местах, где есть игра слов это отметил и написал, что к чему и как перевел. Но опять же вопрос: откуда переводил? Потому что столкнулась однажды с Фаустом, 2-й том финал пер. Пастернака, так ведь не просто не точно, но и в целом можно сказать с ошибками (смысловыми), а потом узнаю, что он переводил по подстрочнику!!! Ну, как же это так?!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Добрый день!

      Я, конечно, не знаток японской литературы и, в частности, сказок., но путем несложных изысканий в Интернете удалось установить, что упомянутая Вами японская сказка о старике Такэтори была переведена в середине XX в. филологом и исследователем японской классической литературы Верой Николаевной Марковой (1907—1995). Вот статья о ней в Википедии:
      https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0,_%D0%92%D0%B5%D1%80%D0%B0_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0

      В статье говорится, что в 1931 году она закончила японское отделение восточного факультета Ленинградского университета. Отсюда делаем вывод, что переводила она непосредственно с японского и никакими подстрочниками не пользовалась. По всеобщему признанию, она была высококлассным переводчиком, много переводившим с японского, что, в принципе, отметили и Вы сами. Как правило, если переводчик хорош и его переводы качественные, то читателям это видно )).

      Что же касается Вашего второго (косвенного) вопроса о переводах по подстрочнику и о переводах неточных, то я на страничке своего блога "О блоге и об авторе" {https://vbaden.blogspot.com/p/blog-page.html} эту тему как раз затронула. Если интересно, прочтите там "ПОСЛЕСЛОВИЕ. Размышления о труде перевода".

      Могу добавить, что неточные переводы встречаются достаточно часто, и именитое имя переводчика совсем не является гарантией адекватного перевода. Когда я сталкиваюсь с этим явлением (особенно если это отличные немецкие сказки, заслуживающие лучшей участи), становится как-то не по себе. Это, кстати, одна из причин, почему я в свое время взялась за некоторые переводы. Впрочем, это тема обширная. Частично я затрагиваю ее в своих статьях в блоге.

      Надеюсь, я немного ответила на Ваши вопросы.

      С уважением, Т.К.

      Удалить
  4. благодарю за подробный ответ. Очень рада, что теперь известно имя переводчицы той сказки. Действительно большой труд! Прочитала Послесловие о переводах и стало понятнее. Да, уж, подстрочники... хороший там пример вы привели. Действительно не по себе, когда слишком вольно , да ладно бы вольно, но когда смысл изкажен и это легко проверить, сравнив. Все же европейские языки русскоязычным ближе, чем вся иероглифика :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ну, хотелось бы еще заметить по данному вопросу, что очень часто проверить совсем не легко.
      Во-первых, бывает достаточно трудно найти оригинал (или он наконец найден, но только в виде текста готическим, т.е. труднораспознаваемым, шрифтом-вязью /что встречается сплошь и рядом, я сама несколько раз делала переводы с такого оригинала/).
      Во-вторых, "проверить" бывает трудно еще и потому, что переводчик переводит не буквы, а ТЕКСТ, и механическое сличение слов оригинала и перевода зачастую ничего не дает.

      Удалить
  5. Да, только вот господин Пастернак так "немеханически" напереводил "Фауста", что диву даешься, сличив с оригиналом, как отошел даже от смысла . А ведь молчат! Наверное у нас филологи не могут подучить немецкий.

    Прочитала Гофмансталя "сказку 672 ночи".Там негде было комментарий оставить :) Очень интересно. Тем более я уже приступила к прочтению после "Письма к лорду Чэндосу" и "Башни", поэтому мне интересно было сравнить как перекличка "жизни как сна" видна уже в раннем произведении. Удивительно это! Собственно Гофмансталь весь удивительный :)Жаль, что сейчас совсем не печатают его...

    ОтветитьУдалить
  6. Да, согласна, что Гофмансталь, к нему нужно несколько подготовленным подходить как культурно-"обученным" :) так и духовно созревшим что ли так... Да, там нет под постом места комментировать, это печально, т.к. на ту страницу поисковик будет выдавать меньше ссылок, так я думаю. А я ведь этот блог нашла через поисковик, и искала не Гофмана, что что-то про летучего голландца, а выдал ссылку на этот сайт с другой подобной историей.

    С комментариями во многих местах большие трудности. Мало кто их оставляет...но опять же это не означает, что не читают, просто читают молча :)

    ОтветитьУдалить